face

Ссылки для интересующихся


«Записки гайдзина»  —  роман в новеллах об иностранце на Японских островах

Переводы  Боба Дилана,  Тома Уэйтса  и  Спайка Миллигана

ЯРКСИ  —  японско-русский компьютерный словарь иероглифов

Персональная страница: http://www.susi.ru/rus
face

На выздоровление Д.Быкова

Я очень, очень, очень рад той новости, что Дмитрий Быков вышел из комы, полностью оправился от непонятной напасти, снова может говорить и сегодня, уже не из больницы, провел очередной радиоэфир, который я с удовольствием, как всегда, послушал. Представить на месте Быкова немую пустоту — невыносимо. Его стихи, его статьи, его голос наполняют пространство вокруг меня уже третий десяток лет. При одном годе разницы в возрасте есть соблазн назвать Быкова «голосом поколения» — но он не вмещается в эту формулу, он гораздо больше, он умудряется говорить голосами сразу нескольких поколений.

Когда я взялся за его книгу о Пастернаке, то паралелльно читал пастернаковские стихи. Примерно на середине этого чтения мне окончательно стало ясно, что Пастернак — не мой поэт. Что его стихи меня нисколько не трогают и не цепляют, а только раздражают неточными рифмами и общей невнятностью. Что мне просто не понять, как строчки из сборника «Сестра моя жизнь» могли служить паролем для близких по духу людей. И при всем при этом быковскую биографию Пастернака я прочел с неослабевающим интересом и потом выборочно перечитывал еще дважды. Как такое возможно? Биограф увлекательнее гениального автора? Про биографию Окуджавы уже не говорю, на Окуджаве я вырос, всего помню наизусть, и книга Быкова была сплошным упоением. Книгу о Маяковском еще не читал, лишь пролистал, чтобы узнать, упомянута ли там Луэлла Краснощекова, с которой я когда-то состоял в родстве. Упомянута.

Увы, я не смог полюбить быковские романы. Осилил два, «ЖД» и «Июнь». По душе пришлась лишь первая часть «Июня», и то с оговорками. С другой стороны, у хороших поэтов вообще редко выходит хорошая проза. Почему так, не знаю. Загадка. Впрочем, здесь возможна аберрация восприятия одним пишущим другого пишущего. Иррациональная быковская неприязнь к Довлатову, полагаю, имеет ту же природу.

Но уж поэт — всем поэтам поэт. Разве что иногда бывает длинноват. Сам же сказал: «Избыточность — мой самый тяжкий крест». Это мы ему с готовностью простим.

На книжной полке лелею зачитанный до дыр сборник стихов «Отсрочка». Издание 2000 года, «Геликон Плюс». Автограф: «Вадиму Смоленскому с любовью». Еще Горчев, царствие ему небесное, как-то прошелся: мол, умеет же Быков книги подписывать — «Любимому Горчеву от любящего Быкова с любовью». Хотя мне-то Быков, подписывая, подмигнул и пояснил: «С любовью к Щербакову». Мы как раз с ним тогда обсудили последний щербаковский альбом «Déjà». Дело было как раз в издательстве «Геликон Плюс», у живого и полного сил А.Н.Житинского, которому и я, и Быков столь многим обязаны. Виртуальное ЛИТО имени Лоренса Стерна собралось тогда на очередной «летний лагерь» — я ради такого дела взял внеочередной отпуск и прилетел из Японии, а сильно занятый Быков смог появиться лишь на пару часов.

Рад и горд быть его современником, ровесником и даже знакомым, пусть и шапочным. Твори дальше, Быков, будем дальше читать и слушать.
face

Собор

Еду с сыном в автобусе по Ливерпулю. Мимо проплывает величественное здание Ливерпульского собора.
— Видишь, Даня? — говорю я. — Собор!
— Да-а-а... — задумчиво отвечает Даня. — В Америке тоже очень много соборов.
— В Америке?! Много соборов?!
— Да. Их Дональд Трамп строит.
— Что?! Дональд Трамп строит соборы?!
— Да. Чтобы люди из Мексики не приходили в Америку.
И правда... «Собор», «забор»... Поди разберись, когда тебе девять лет и русский язык не то чтобы совсем родной.
face

«Записки гайдзина» - 3

В издательстве Пальмира вышло третье издание «Записок гайдзина».

Пальмира в каком-то смысле наследует Амфоре, так что за основу был взят макет второго издания. Но в этот раз мне позволили плотно поработать с версткой, исправить все тогдашние ошибки и редакторские вольности. Кое-что исправил и сам у себя. В частности, иероглиф «Зубило» переименовал в «Долото», так правильнее. Со мной согласовали и аннотацию, и оформление. Не скажу, что я стопроцентно доволен обложкой - но, по крайней мере, первый ее вариант, где вместо японской улицы красовалась явно китайская, мне удалось забраковать.

Про покемона мне объяснили, что это вовсе не покемон, а всемирно известная игрушка японского бренда, передающая идею заблудившегося чужестранца. Ну, пусть так.

Уже лежит в книжных магазинах.


face

Боб Дилан, "100 песен и портретов"

В издательстве Пальмира вышла книга с сотней песен Боба Дилана в русских переводах. У меня взяли два, это песни "Maggie's Farm" и "It's Alright, Ma (I'm Only Bleeding)". Сам книги еще не видел. Отзывы есть разные.

Вот промо-ролик от издательства с моим скромным участием.



face

Ищу специалиста

Друзья мои! Нет ли среди вас человека с умениями звукорежиссера? Проблема: есть файл в формате Audacity, записанный с хорошего микрофона, но в домашних условиях. На лаптопе с хилыми динамиками звучит вполне пристойно; на нормальной стереосистеме – уже нет, как из бочки какой-то. Мне кажется, над файлом можно поработать – выровнять частоты и, возможно, еще что-нибудь подтянуть. Но совершенно не умею этого делать. Хорошо бы найти человека, который смог бы это осилить, а еще лучше – меня научить.
face

Как я сидел в тюрьме

     Интернет гудит: на московской улице за чтение Шекспира арестован малолетний декламатор! Подумалось, что пора мне рассказать, как подобные вещи могут происходить в демократических странах, благо прошлым летом я столкнулся с этой стороной британской жизни.
     В июле, после трех лет в Болгарии, мы наконец вернулись в Ливерпуль. Мы – это я, дочь (тогда 12 лет) и сын (7). Жена всё лето работала в Саутгемптоне, преподавала английский язык китайцам, так что дети были на мне. Дом после жильцов требовал ремонта. Дети с увлечением мне помогали, но в какой-то момент это им приелось. Даньке больше нравилось проводить время в парке, и по болгарской привычке я стал отпускать его туда одного – в Софии это никогда не было проблемой, он сам уходил в парк и сам приходил обратно. Парк у нас и здесь под боком, никаких улиц переходить не надо; там есть закуток под названием “Walled Garden”, где всегда играет множество детей, в то время как взрослые сидят за столиками, пьют чай и закусывают. Исключительно безопасное место. Я наказал Даньке никуда из этого закутка не уходить, а сам предался отдраиванию старых обоев и наклеиванию новых. Дочь Лиза мне эпизодически помогала, но больше смотрела телевизор. В парке ей было неинтересно.
     После пары дней такой идиллии Данька вернулся из парка в сопровождении двух полицейских.
     – Это ваш ребенок, сэр? Вы отпустили его одного гулять, а он даже не знает адреса!
     – Но он знает дорогу!
     – Этого недостаточно! Кроме того, вы не снабдили его ни водой, ни карманными деньгами. На такой жаре может произойти обезвоживание! Нам сообщили, что он просит пить у других посетителей.
     – А если я дам ему денег и еще дам бумажку с адресом и телефоном, может он играть один?
     – Да, сэр, полагаю, в этом случае может.
     На следующий день я снабдил Даньку бумажкой, деньгами и бутылкой воды. Строго-настрого запретил попрошайничать. Всё прошло нормально – хотя потом я узнал, что и в этот день какой-то доброхот вызвал полицию, просто я забрал сына раньше, чем она явилась. Третий день обещал быть последним днем ремонта, доклеить оставалось сущую малость. До обеда я трудился, потом послал Лизу в парк за Данькой и начал варить овсянку.
     Через полчаса дети не появились. Овсянка остыла. Я забеспокоился и быстрым шагом двинулся в Walled Garden. Там пили чай пожилые леди и джентльмены.
     – Мальчик в синей кепке? Да, был тут такой. Забрали в полицию.
Collapse )
face

"Кувырком к чертям"

Записал в режиме караоке самую знаменитую рок-композицию Боба Дилана "Like a Rolling Stone" в русском переводе. На перевод ушло пять лет, это один из самых трудных поэтических текстов, с которыми мне доводилось иметь дело как переводчику.


UPD: Это вариант, перезаписанный через три дня.