September 4th, 2008

face

Густав Малер, 6-я симфония

Сегодня прослушал первый раз. Первые пять малеровских симфоний знаю давно, лет пятнадцать, любимую пятую - чуть не наизусть. До шестой же почему-то долго не доходили руки, а тут вдруг взял, да купил. Pierre Boulez, Wiener Philharmoniker. Дождался ночи, воткнул в уши плейер, лег на диван, слушаю.

Симфония достаточно длинная, почти полтора часа. Обычно, когда осваиваешь большую незнакомую вещь, совладать с вниманием бывает трудно - уже со второй части начинает убегать. Финал, бывает, слушаешь уже через силу - или вовсе не слушаешь, откладываешь на потом. А тут какая-то странная штука случилась с вниманием. Оно лишь малость просело во второй и третьей частях, а на первых тактах финала воспряло в прежней силе и дальше только усиливалось. С каждым поворотом темы не уставал гадать: а что будет дальше? Две или три бравурные ложные концовки не обманули, ясно было, что главное еще не сказано. К истинной концовке внимание обострилось до предела, жадно ловил каждую ноту и уже почему-то понимал, что идут последние такты симфонии, хотя эти странные звуки ну никак не походили на последние такты. И на финальном, все завершающем аккорде, я вдруг понял: елы-палы, да это ж смерть! Герой умер, вот о чем вся речь-то была...

Тут же полез в Сеть, нашел сайт
www.forumklassika.ru - там очень интересные обсуждения, и довольно много о Малере. О грани безумия, на которой он балансировал, о смерти дочери, им же предвосхищенной в "Kindertotenlieder", о его еврействе и отречении от него, об оппозиции мажор-минор (тема, давно меня занимающая), о кинематографичности малеровского музыкального языка... А более всего поразила следующая цитата. Беседуя с учениками Шёнберга, Малер посоветовал ему: “Заставьте этих людей прочесть Достоевского! Это важнее, чем контрапункт”.

Настоятельно рекомендую это произведение всем ценителям Мокроусова и Пендерецкого.