Vadim Smolensky (smolensky) wrote,
Vadim Smolensky
smolensky

Category:

«Незнание истории» и «знание истории»

Излюбленный аргумент многих и многих политических спорщиков, желающих покрепче припечатать оппонента  –  «незнание истории».

Спорщик X: «Почему уважаемый Y считает, что мы оккупанты на Южных Курилах? Да потому что он не знает истории!»

Спорщик Y: «А с чего X так уверен в наших правах на Южные Курилы? Да просто истории не знает!»

Ясно, что как X, так и Y в своем глубоком знании истории предпочитают обращаться к различным ее страницам, а спорные моменты трактуют одинаково вольно, но с разным вектором. На мой же взгляд, аргумент о незнании истории слишком тяжел, чтобы им походя бросаться. Его стоит поберечь для тех случаев, когда оппонент действительно обнаруживает катастрофическое незнакомство с исторической стороной вопроса, а ты хоть немножко, но ознакомился.

Такие случаи бывают. Когда, например, прекраснодушный Г.А.Явлинский называет себя и своих сторонников «наследниками Февраля», усматривает в нем великий упущенный шанс и зовет к Учредительному Собранию, чтобы «продолжить и завершить политическую трансформацию, начатую весной 1917 года», то мне  –  не историку, не политику, а всего лишь прилежному читателю, одолевшему «Красное колесо»  –  становится и смешно, и горько. Потому что достаточно прочесть эти четыре книги хотя бы по диагонали, чтобы с предельной ясностью понять: весной 1917 года «политическая трансформация» происходила разве что на восторженных страницах кадетских газет. Хваленый Февраль был какофонией безумия и диктатурой разнузданной толпы. Его «бескровность»  –  бессовестный миф. «Учредительное собрание»  –  пустотелый лозунг, симулякр, химера (даже несмотря на то, что было в конце концов созвано). Никакого «великого шанса» к весне 1917 года у страны уже не оставалось. Заслуга Солженицына в том, что он помог нам это разглядеть  –  но, увы, пока еще далеко не всем...

Однако ж, у незнания истории есть и брат-близнец  –  «знание истории». Такое глубокое и полное ее знание, что его носителю автоматически открываются все тайники прошлого, настоящего и будущего. Знаток истории всегда уверен, что история непременно повторяется  –  и в любом историческом эпизоде мгновенно разглядит параллели с сегодняшним днем. Довольно часто полемический градус этих смелых сравнений затмевает логику. Публика охотно клюет на нехитрый тезис о повторяющейся истории и не хочет углубляться в детали. Но углубляться нужно.

Я много лет читаю статьи и посты Максима Юрьевича Соколова  –   талантливого публициста, щедро наделенного и богатым слогом, и эрудицией, и (главное для меня!) чувством юмора. Он хорошо ориентируется в истории  –  по крайней мере, не в пример лучше меня. Он высоко чтит Солженицына и регулярно его цитирует. Как и многие, на протяжении последних лет я с удивлением следил за дрейфом Максима Юрьевича от объективной критической публицистики в сторону самого тупого охранительства, когда любой шаг власть предержащих трактуется апологетически (разве что иногда с долей мягких увещаний), а любое шевеление их оппонентов немедленно подвергается уничтожительному сарказму. Я отнюдь не склонен относить эту метаморфозу на меркантильный счет  –  мол, посты проплачены, бюджеты распилены  –  нет, это было бы слишком просто. Я уверен, что Максим Юрьевич предельно искренен в своем охранительстве. И мне кажется, не последнюю роль в этом играет именно оно  –  плоско трактуемое, но высокомерное знание истории.

Дескать, вы-то не в курсе, а я читал и знаю: было уже такое один раз, взяли моду выступать против начальства, и чем всё закончилось?  –  правильно, анархией, развалом, разрухой  –  а потом террором и Гулагом. Нет, ребята, пусть начальство сидит, где сидит  –  может, оно и худое у нас, но оно все-таки начальство; история учит, что его лучше не трогать.

И ведь многие ведутся! Даже очень неглупые люди упорно повторяют бессмысленные мантры о лодках, которые нельзя раскачивать, о граблях, на которые нельзя наступать, и о конях, которых не меняют на переправе (а переправа у нас всегда). Не будешь любить начальство  –  тут же наступит дестабилизация, анархия, разруха, явятся матросы в клешах, устанет караул, встанет брат на брата, и пропадет калабуховский дом.

«История учит тому, что она ничему не учит»  –  эта изящная гегелевская максима полюбилась очень многим. Чересчур многим. Понятно, что во времена Гегеля так оно и было  –  малопросвещенные народы неважно рефлексировали и потому частенько ходили по граблям. Но время идет, и сегодня всё чаще наблюдаешь нечто перпендикулярное: мрачные исторические реминисценции настолько довлеют над просвещенными умами, что эти умы и рефлексировать стали как-то однообразно. История сегодня не столько учит, сколько гипнотизирует и парализует.

На самом же деле, можно привести тысячу причин, по которым буквальное повторение ситуации 1917 года в современной России невозможно. Россия сегодня урбанизирована и образована, в ней давно уже нет безбрежного океана малограмотной крестьянской массы. Нет и не предвидится мировой войны с трехлетним сидением в окопах этой самой массы, вооруженной и звереющей. Нет ничего похожего на тогдашние левые партии  –  организованные, разветвленные, популярные даже среди имущих классов, только и ждущие своего часа. Наконец, нет безвольного дурака на троне  –  В.В.Путина можно уподобить кому угодно, но только не Николаю Второму. Да и самого трона давно уже нет, осталась разве что фигура речи.

Кто-нибудь, наверное, призовет меня взглянуть на нынешнюю Украину. А по-моему, Украина как раз и демонстрирует всю глубину возможного на сегодня падения в хаос. Прямо скажем, небольшую глубину. Ни тебе голода, ни тифа, ни Петлюры, ни Махно. Расправы революционной толпы сводятся к помещению неугодных чиновников в мусорные баки  –  из какового бака чиновник вылезет живой и невредимый, отряхнется и благополучно вернется к своему мздоимству. Действительный хаос творится лишь на ограниченной территории и лишь при активном содействии соседней державы. Но даже и там число жертв столь невелико по историческим меркам, что солдаты информационной войны вынуждены изо всех сил его раздувать.

Во многих вселяют тревогу онлайновые идеологические войны. Мол, раздай этим диванным воякам автоматическое оружие, тут же друг дружку покрошат, таков нынче накал взаимной ненависти. А я более чем уверен: никто никого не покрошит. Мы сегодня другие. Диван  –  не окоп.

Я начал фиксировать все эти мысли в ходе чтения «Красного колеса», задолго до нынешних печальных событий. Потом  –  когда события стали разворачиваться  –  понятное дело, засомневался. А так ли обстоит дело, как мне кажется? А не повторяется ли история и вправду, самым буквальным образом? Может, Россия действительно крутится на дурной исторической карусели, как об этом без устали твердит Дмитрий Быков?

Ответа я не знаю. Но я не хочу, как слишком многие, предаваться пошлому псевдоисторическому дежавю. Мне отчаянно хочется видеть в истории не только то, что повторяется, но и то, что НЕ повторяется. И я  –  с отрадой и надеждой  –  это вижу.
Tags: Красное колесо
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments